Компания не принимала мер по взысканию задолженности с взаимозависимых лиц — ее не учесть в резерве

ЗАО создало резерв по сомнительным долгам на сумму 33 млн рублей по ряду контрагентов (ООО «А», «Н», «К» и ИП), представив в подтверждение его формирования приказ по учетной политике, приказ о проведении инвентаризации, акт инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами и справку-расчет резерва по сомнительным долгам.
По результатам выездной проверки ЗАО инспекция решила, что действия компании направлены на «искусственное» создание задолженности в целях уменьшения налогооблагаемой прибыли, указав на взаимозависимость и аффилированность с перечисленными контрагентами (удельный вес их задолженности в резерве более 88%).
Инспекция установила, что все контрагенты занималось реализацией продукции компании. Учредитель ООО «А» — директор ЗАО. После реорганизации ООО «А» им совместно с другой фирмой, в которой учредителем является его мать, создано ООО «Н». Руководитель и учредитель ООО «К» — сын директора проверяемого налогоплательщика, а ИП — его племянник. Таким образом, инспекция указала на взаимозависимость налогоплательщика и его контрагентов. При этом ЗАО не предпринимало никаких мер по взысканию задолженности, не применяло санкций к должникам.
ИП пояснил, что предлагал ЗАО свои условия по погашению долга, в частности, торговое представительство со своей наработанной клиентской базой, которые приняты не были. ООО «К», «Н» и ИП имели возможности для оплаты задолженности.
При этом формальное выполнение условий для создания резерва по сомнительным долгам инспекция не оспаривает.
Суды трех инстанций (дело № А03-1025/2015) признали законным решение инспекции, указав, что инспекцией доказано влияние налогоплательщика на условия и результаты сделок с контрагентами.
Судья ВС (304-КГ16-3795 от 29.04.2016) отказал компании в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.